• (81853) 4-88-23
Анкета
***



«Харп» – уверенный путь развития

В Заполярном районе множество возможностей для создания и развития своего бизнеса в сфере сельского хозяйства. В этом уверен районный депутат, промышленник с большим стажем, Николай КОЛЕСНИКОВ.

Уже не один десяток лет Николай Петрович возглавляет одно из крупнейших промышленных предприятий нашего края – сельскохозяйственный производственный кооператив «Харп». Сегодня он объединяет семь оленеводческих бригад, а поголовье составляет около двенадцати тысяч оленей. В хозяйстве недавно завершилась убойная кампания, и в «Харпе» кипит работа: помимо того, что около семидесяти тонн оленины сдано на мясокомбинат, часть мяса остается для реализации жителям поселка Красное. Тем более, что предприятие развивается, и недавно открылся новый цех по переработке мясной продукции. Если раньше была возможность реализовывать оленину тушами и рубленое мясо, то теперь у жителей Красного и близлежащих поселений есть возможность приобрести суповые наборы, пиленое мясо и даже фарш местного производства.

В новом цехе мясопереработки

Мы проходим мимо холодильника (по пути я узнаю, что сюда спокойно входит сто пятьдесят тонн мяса!), и входим в помещение. В цехе чисто и светло. Нас встречают две женщины. Это Александра Шолохова и Рада Хатанзейская. Рада легким движением вставляет в прибор для распила внушительный кусок замороженного мяса, и оно распадется на аккуратные брусочки. В магазине сегодня будет мясо на кости, улыбается Александра. Основная ее работа – продавец в сельским магазине, а тут – подработка. Тугой струей воды из шланга она отмывает мясо от шерстинок и сгустков крови перед тем, как оно попадет под пилу.

- Открылись мы в начале забоя, в конце ноября, - говорит продавец, - Люди теперь фарш красновский берут хорошо, да и мясом пиленым очень довольны. Ведь, когда мясо продавали рубленое, там была кость мелкая, крошка, а тут все аккуратное.

К слову сказать, цены на продукцию приемлемые: фарш (без всяких примесей, из одного только мяса!) стоит 430 рублей за килограмм, суповые наборы (мясо на кости) – 170 рублей.

- Оборудование мы все сменили, тут раньше финское оборудование было, почти двадцать семь лет стояло, и мы его полностью обновили, - говорит председатель «Харпа», - Мы закупили германское оборудование, и тут все новое. Разделка мяса проходит в другом цехе, там специальная морозильная камера, когда-то на средства Заполярного района её покупали, прямо на убойном пункте. Днем идет забой, на ночь туши помещаются в холодильник, замораживаются, потом вывозятся сюда, и размещаются на складе для хранения.

На складе внушительной горой высятся уже готовые к разделке туши. На них нет ни кусочка шерсти.

- А шкуры-то где? – интересуюсь я.

 

«Шкурный» бизнес

Оказывается, со шкурами налажен отдельный бизнес. Пожалуй, самая ценная часть оленьей шкуры – камус. Из него мастерицы шьют бурки, пимы и тобоки. Но прежде чем шкура с ног оленя станет превосходным материалом для рукодельниц мехпошива, над ней надо немало поработать.

В просторном ангаре, за невысокими столиками сидят люди. Каждый из них занят своей работой. Мужчины – ловко обдирают шкурки с костистых оленьих ног, отделяют копыта. Потом влажная шкурка величиной чуть больше женской ладони попадает в руки других работников. Точными движениями женщины отделяют от мездры прожилки, жир и другие остатки ткани. Видно, что работа им хорошо знакома.

- За день работник снимает около четырехсот камусов, - рассказывает одна из женщин, Тамара ЛЕДКОВА. - Копыта пока сжигают, времени не хватает их обрабатывать. Каждый занят своим делом, производство не останавливается. Рубщик снимает камус, мы срезаем жир, потом накрываем бумажкой, развешиваем. Когда шкурка подсохнет, можно ее будет вешать на веревку. Он досыхает там, мы много знаем про это, потому что мы дети оленеводов, С бухты-барахты ведь сюда работать никто не пойдет! А мы знаем, что камус - вещь ценная, труд наш оплачивается неплохо. Камус наш покупают буряты, якуты и из других северных регионов покупатели.

Сама Тамара Васильевна – мастерица, изготавливает сувениры и шьет на заказ бурки. Камус покупает тут же, потому что своих оленей у нее нет. За четыре ножки (одного зверя, как говорят мастера) надо отдать 1300 рублей, а на пару бурок уходит зверя три-четыре. Потому готовые бурки стоят недешево. Но зато в такой обуви не замерзнешь в любой мороз!

Продукция красновских мастериц пользуется спросом, говорит и руководитель работ, заведующая мехпошивочной мастерской Анна Вылка:

- Работники по разделке камуса у нас каждый год одни и те же. Очень дисциплинированные, не опаздывают, с раннего утра и до позднего вечера они все трудятся! Работа тут кропотливая, сложная, но мы все – дети тундры – и знаем её хорошо, вот и справляемся.

Между ног снует небольшая рыжая собачка. К моему удивлению, она не пытается стащить кость или даже облизать шкуру – воспитанная. Зовут ее по имени известного модельера – Гучча. Она маленькой породы, как модные карманные собачки знаменитостей. Оттуда и имя.

 

«Жаль, наши не покупают…»

Остальная часть шкур красновских оленей – спинка - очень ценится в Финляндии. До отправки их солят в огромном деревянном барабане, куда входит около восьмисот шкур. Делатеся это для того, чтобы шкуры не кисли, и не лезла шерсть, объясняет Николай КОЛЕСНИКОВ:

- Мы их экспортируем уже третий год. Они из наших шкур делают декоративные ковры. Мы долго искали российских покупателей, но никого не смогли найти. До последнего времени работали с Усть-Цильмой (они из наших шкур велюр и кожу делали), а потом все там захирело, развалилось. И мы стали искать другие варианты. К примеру - на уничтожение этих шкур уйдет полмиллиона. Это прямые убытки. Так зачем я будут тратиться на их уничтожение, портить атмосферу, если можно извлечь пусть небольшую, но прибыль?

Эта способность – в любой ситуации не сдаваться и искать новые и новые пути реализации своих планов, наверное, основной секрет успеха руководителя СПК «Харп».

- В округе у нас сфера бизнеса огромная, надо только делать что-то, а не ждать, когда кто-то придет и что-то за тебя сделает. – говорит депутат КОЛЕСНИКОВ. - Тем более, что информации сегодня везде полно. А люди хотят, чтобы сразу же была большая отдача при минимуме вложений. Так не бывает, и надо, чтобы люди это понимали.

Пресс-служба Совета Заполярного района